Евроскептики «зажигают»

Около тысячи делегатов от европейских партий евроскептиков приняли участие в состоявшемся в субботу, 21 января, в Кобленце конгрессе фракции Европарламента «Европа наций и свобод».

В июне 2015 года лидер правоконсервативной французской партии «Национальный фронт» Марин Ле Пен (Marine Le Pen) объявила о создании новой фракции Европарламента – «Европа наций и свобод», в которую также вошли нидерландская «Партия свободы», итальянская «Лига Севера», «Австрийская партия свободы», бельгийская партия «Фламандский интерес», польская «Конгресс новых правых», а также отдельные члены Европарламента от Великобритании и Румынии – всего 39 депутатов (минимальный ценз для создания фракции в ЕП – 25 депутатов). 

Все эти партии и их лидеров либеральные власти и СМИ западноевропейских стран до пятницы 20 января называли не иначе как «рукой Москвы». После 20 января, когда в должность президента США вступил Дональд Трамп (Donald Trump), их смело можно называть и «рукой Вашингтона» – по многим программным позициям евроскептики ближе новому хозяину Белого дома, чем правящая европейская элита. 

Около тысячи делегатов от вышеназванных партий, а также немецкой «Альтернативы для Германии» (АдГ) собрались в минувшую субботу в Rhein-Mosel-Halle в Кобленце на свой конгресс. 

Тон всем речам задала лидер фракции «Европа наций и свобод», председатель французского «Национального фронта», кандидат в президенты Франции Марин Ле Пен. Выступив первой, она, коснувшись многих тем, связанных с «децентрализационными» настроениями внутри Евросоюза, выразила уверенность в том, что избиратели во Франции, Германии и Нидерландах, где в этом году пройдут выборы, последуют примеру граждан США и Великобритании и отвергнут либеральный политический истеблишмент. 

Растущую популярность евроскептиков Марин Ле Пен объяснила «реакцией граждан на диктат либеральных элит», а миграционную политику Меркель (Angela Merkel) она назвала, по Трампу, «катастрофой»: «Во Франции госпожу Меркель выставляют героиней и примером для подражания в вопросах щедрости в отношении беженцев. 

Но французские СМИ никогда не спрашивают мнения немецкого народа. У немцев никто не спрашивает, согласны ли они с политикой Меркель в отношении беженцев. Понятно, почему так происходит: если бы они задали подобный вопрос немцам, то все бы увидели, что её миграционная политика – катастрофа». 

В том же духе выступали и другие ораторы. Так, депутат парламента Нидерландов, основатель и руководитель голландской «Партии свободы» Герт Вилдерс (Geert Wilders) призвал европейских коллег разработать общую стратегию против массовой иммиграции в Европу: «Политики этаблированных партий поощряют исламизацию, – заявил он с трибуны. – В результате наши женщины боятся показать свои светлые волосы. 

Чтобы противостоять этой тенденции, Европа нуждается в гордой Германии. У нас есть надежда на то, что наступят хорошие времена, мы видим свет в конце тоннеля. В прошлом году подул ветер перемен. Этот ветер принёс победу президенту Дональду Трампу, с чем я его поздравляю. Не только в Америке, но и в Германии, Нидерландах, Франции, Италии, Австрии – во всей Европе мы видим, как растёт влияние патриотов. Пришло время перемен». 

Завершил же Вилдерс своё выступление произнесённым по-немецки лозунгом: Europa braucht Frauke statt Angela! («Европе нужна Фрауке вместо Ангелы!», имелся в виду лидер АдГ), на что зал откликнулся троекратным слоганом, популярным на демонстрациях движения PEGIDA: Merkel muss weg! («Меркель должна уйти!»). 

«Граждан Европы всё больше притесняет государство, – отметила в своей речи лидер АдГ Фрауке Петри (Frauke Petry). – Свобода личности, право на самостоятельную жизнь – все эти и другие основополагающие принципы находятся под угрозой. Это отражается и в иммиграционной политике. Многие СМИ и политические деятели приветствуют эту иммиграцию и проповедуют толерантность. Но для самих иммигрантов наши ценности не имеют совершенно никакого значения». 

Говоря об отношениях Европы и США, Петри сказала: «Мы хотим вести диалог с США на одном уровне. Мы требуем радикальную реформу НАТО, что может быть связано с большей ответственностью европейских стран. Если же учесть, что у нас уходят значительные средства на финансирование американских войск на территории ФРГ, в то время как Россия свой контингент давно вывела, то у нас есть все условия для компромисса. От Трампа мы ждём сигналов в вопросе российско-американского сближения». 

Открытие конгресса сопровождалось уличной демонстрацией против усиления правого популизма в Европе. 

По данным полиции, на неё вышло около 5000 человек. В первых рядах демонстрантов шли глава МИД Люксембурга Жан Ассельборн (Jean Asselborn), премьер-министр Рейнланд-Пфальца Малу Дрейер (Malu Dreyer), сопредседатель партии «Зелёные» Симоне Петер (Simone Peter), руководитель фракции «Левая» в Бундестаге Дитмар Барч (Dietmar Bartsch), а также председатель СДПГ, вице-канцлер Германии Зигмар Габриэль (Sigmar Gabriel). На последнего пыталась напасть группа левых активистов из AntiFa, однако этому помешала полиция. Не сумев добраться до него, около сотни юных «коммунистов» принялись скандировать в его адрес: Hau ab, hau ab! («Вали отсюда!»). Его-то за что? 

Позже Габриэль в своём Twitter высоко оценил «приверженность демонстрантов демократии и их сопротивление попыткам сдвига Европы вправо», а также поблагодарил полицию за проделанную работу. Инцидент с нападками на него AntiFa он не прокомментировал. 

22 января итальянский левоцентристский политик Романо Проди (Romano Prodi), занимавший в 1996−1998 и 2006−2008 годах пост премьер-министра Италии, в интервью газете La Stampa заявил, в частности, следующее: 
«Если Трамп тщательно продумал все свои заявления последнего времени (а он, несомненно, это сделал), то он ставит на то, чтобы ещё больше расколоть Европу. В его нападках на Германию, упрёках за то, что она доминирует в Европе, есть понимание, что это государство является объединяющим элементом Европы. Но тут есть и кое-что помимо этого. Германия всегда была европейским „отличником“, у неё всегда органически складывались отношения с США, она первая наложила санкции на Россию, хоть это и противоречило её собственным непосредственным интересам. В их отношениях сила определялась за счёт верности, и наоборот». 
«Мне кажется, что ЕС просто никак не отреагировал на заявления Трампа, свидетельствующие о революции в отношениях с ЕС. Европы на данный момент не существует. Удивительно, что никто не почувствовал необходимости созыва внеочередного саммита. Я считаю, что необходимо реагировать как можно скорее. Прежде всего следует организовать „контратаку“ на антироссийские санкции. Необходимо немедленно снять санкции с России. Я очень глубоко убеждён в этом. Можно жертвовать собой ради достижения консенсуса, однако когда ни о какой солидарности уже не идёт речь, нет никакого смысла продолжать сражаться. Сначала нужно разыграть карту, не позволяя Америке занять привилегированное положение в отношениях с Россией». 
«Успех Трампа, как, впрочем и европейских популистов, отражает бедственное положение среднего, а также рабочего класса. Смотрите, это совершенно прозрачный феномен: „Брекзит“ одерживает победу в густонаселённых пригородах, а не в Лондоне; Трамп – на Среднем Западе, но, разумеется, не в Нью-Йорке и не в Калифорнии. А Движение „Пять звёзд“ (популистская партия Италии) побеждает в римских пригородах, но не в Париоли (элитный жилой и деловой район Рима)! В эти годы спаслась только высшая прослойка среднего класса, при этом увеличилась дистанция между богатыми и бедными. Недавний доклад Oxfam (подробнее см. статью „Запредельное богатство меньшинства“ в прошлом выпуске „РГ/РБ“) представляет внушительное предупреждение, по крайней мере, где говорится о том, что состояние восьми „скруджей“ эквивалентно состоянию трёх с половиной миллиардов людей. Почему мы всё ещё медлим с реакцией? Не стоит ли попытаться найти справедливое решение до того, как произойдёт революция?»

 

Источник: www.rg-rb.de

Читайте также:

Оставить ответ

*