По чьей вине Минские соглашения находятся в агонии?

Минские соглашения-2, которые должны были найти решение кризиса в Донбассе, были подписаны 11 февраля 2015 года. Они содержат 13 пунктов, из которых только 3 частично выполнены на данный момент. Речь идет о пунктах, которые касаются контроля за «прекращением огня», выборах в Донбассе и гарантии доступа гуманитарной помощи. Что касается выборов, то были проведены только предварительные запоздалые выборы без официального результата.

Остальные 10 пунктов полностью провалились. Режим прекращения огня совершенно не соблюдался. Отвод тяжелых вооружений не выполняется с осени 2015 года. Гарантия амнистии не применялась, многие сторонники ДНР находятся в тюрьмах (например, Рафаэль Лузарги (Rafael Lusarghi) и журналисты ТВ Новороссии, которых защищает Татьяна Монтян). Не все военнопленные были освобождены. Не были восстановлены социально-экономические связи с Украиной. ДНР и ЛНР полностью зависят от самих себя и помощи России, чтобы выжить.

Украина не восстановила контроль над своими границами.

Основной причиной остановки процесса является нежелание Украины проводить институционную реформу, которая позволила бы выполнить Минские соглашения-2. Такая реформа возможна только в свободной и демократической стране. Украина же не является ни той, ни другой. Действительно страна, в которой в течение 15 лет демократически избранный президент был дважды свергнут при помощи революций, организованных внешними агентами не может считаться демократической.

Украина больше не является политически свободной страной, поскольку конституционные реформы в ней блокируются вооруженными формированиями, такими как Правый сектор и Свобода. Это было хорошо видно в июле 2015 во время голосования в первом чтении закона о децентрализации Украины, которое является обязательным пунктом для урегулирования кризиса. Во время последовавших демонстраций в результате взрыва гранаты брошенной добровольцем Батальона Сечь, членом партии Свобода был убит солдат национальной гвардии. В общей сложности 3 человека были убиты и 140 получили ранения.

 

Голосование постоянно откладывалось, и закон так и не был принят на парламентской сессии 2 февраля 2016 года. До настоящего времени голосование отложено на неопределённый срок. Реализация Минских соглашений сталкивается с различными препятствиями на разных уровнях: локальном, национальном и международном.

Как было сказано выше невыполнение соглашений происходит из-за блокирования закона о децентрализации украинскими националистами. Они имеют двойную заинтересованность в сохранении военных действий на востоке страны. Первая причина идеологическая — они не желают капитулировать и идти на компромисс с Россией. Вторая гораздо более приземленная — этот конфликт приносит им деньги и оружие.

Деньги добываются при помощи двух аморальных и нелегальных способов — рэкетом и контрабандой. Одним из первых источников дохода было налогообложение товаров пересекающих разграничительную линию. Налог был официально установлен ДНР и составляет 2,5%. Со стороны Украины эта цифра может меняться в зависимости от жадности национальной гвардии и таможни. Таким образом, выручка может составить от 15 евро за коробку фруктов до 15 тысяч за грузовик или 450 евро за тонну курятины. Можно легко себе представить, какие колоссальные суммы получатся, пока украинское правительство не усмирит взяточников.

Контрабанда является неограниченным источником дохода для украинских подразделений находящихся на линии фронта. С ней решительно борется часть подразделений АТО, которые обвиняются в снабжении Донбасса и позволяют этому продолжаться. В число подразделений занимающихся незаконной торговлей входят батальон Айдар, Донбасс и многие другие. Речь идет о торговле продовольствием (мясо, молочная продукция и безалкогольные напитки) и товаром, запрещенным украинским указом 415 (алкоголь, сигареты, табак), а также медикаментами и наркотическими веществами.

Основной путь контрабанды в ЛНР лежит через Краматорск, Артемовск, Луганск. По словам Родиона Шовкошитного, который провел 11 месяцев в отделе борьбы с незаконной торговлей, мозговым центром в этой цепочке является СБУ Краматорска.

Для ДНР связующими звеньями являются Новолуганское и Горловка и прилегающие к ним населенные пункты Зайцево и Новгородское.

Новгородское находится в буферной зоне между линиями фронтa. Поселок, который не контролировался ни одной из воюющих сторон, превратился в гигантский склад. 23 декабря 2016 года в нарушении Минских соглашений-2 украинская армия захватила деревню. Вполне возможно, что борьба с незаконной торговлей была частью этого маневра.

По мнению украинского журналиста Алексея Бобровникова, много погибших на линии фронта могли стать жертвами не повстанцев, а украинских солдат, занимающихся контрабандой.

Товары также могут перевозиться в дополнительных вагонах, прицепленных к железнодорожным составам, пересекающим линию фронта в Константиновке. Эти составы-призраки чаще всего связаны с продажей угля украинскому правительству и реже со сталелитейным заводом, принадлежащим Ринату Ахметову (коксохимический завод в Авдеевке). Так в октябре 2016 года десятки поездов пересекли линию фронта. Хотя продажа угля посредством железнодорожного транспорта не является частью контрабанды, тем не менее, нужно сказать несколько слов по этому поводу, чтобы прояснить ситуацию.

Поставка антрацита осуществляется через компанию D.TEK, также принадлежащую Ринату Ахметову. Во второй половине 2016 года ежемесячные поставки составили 600 тысяч тонн, а в зимний период достигали 750 тысяч тонн. Продажа угла в Украине известна всем в Донбассе. Официально она используется для финансирования пенсионной системы. Однако согласно другим источникам, эти поставки финансируются непосредственно Россией в рамках ее гуманитарной программы (729 тысяч пенсий на сумму 2,4 миллиарда рублей). Таким образом, учитывая, что текущая цена антрацита составляет $ 40 за тонну, и что только 25% шахт Донбасса были прибыльными до начала конфликта, не представляется возможным взять на себя выплаты пенсий с одной продажи угля. К тому же большая часть проданного угля получена не из шахт национализированных ДНР.

В пункте, касающемся официального рынка угля, упоминается очень высокая вероятность того, что Россия финансирует пенсионную систему на Донбассе. И это финансирование простирается дальше. По данным пронатовской газеты Das Bild, более 70% пенсий самопровозглашенных республик финансирует Россия. В статье приводится сумма 79 миллионов евро ежемесячно.

 

Киев и его западные сообщники видят в этом финансировании полный контроль России над Донбассом. Но в действительности, ДНР и ЛНР являются достаточно автономными структурами, которые Запад не хочет признавать.

Для них выполнение Минских соглашений-2, требуемое Россией, рассматривается как предательство. Если соглашения будут выполнены, республики снова станут простыми автономными областями Украины.

Напряжение между ДНР и Россией может быть наглядно проиллюстрировано двумя примерами. Дело Пургина и фобия ФСБ, продемонстрированная в случае с двумя бывшими журналистами агентства Дони.

Андрей Пургин — украинский активист и русскоговорящий сторонник независимости. С 2005 года является основателем проекта Донецкой Республики, которую он считает наследницей Донецко-Криворожской Советской Республики. Свою общественную деятельность начал с организаций акций протеста против Оранжевой революции. В феврале 2005 года организовал палаточный городок в Донецке, где выступал с требованиями о статусе русского языка и федерализации Украины. Он был одним из лидеров независимости весной 2014 и первым заместителем премьер-министра с мая по сентябрь 2015. При пересечении границы с Россией он был арестован на пограничном пункте и 4 дня провел в тюрьме МГБ (Министерство Государственной Безопасности ДНР). В итоге был вынужден уйти в отставку.

Это могло быть вызвано его протестом против Минских соглашений и намерением организовать референдум о присоединении к России.

Но случай с Пургиным не единственный. Лето 2014 прошло в обстановке обширной реструктуризации политического класса Донецка. Многие политики и военные (например, Губарев и Игорь Стрелков), чьи взгляды сочли сепаратистскими, были отстранены от исполнения обязанностей.

В отличие от утверждений на Западе первый пример показывает, что Россия оказывала давление на ДНР для обеспечения выполнения Минских соглашений. Было бы замечательно, если бы Ангела Меркель и Франсуа Олланд сделали то же самое в отношении Петра Порошенко.

Второй пример, несмотря на всю анекдотичность, еще более показателен, что касается двойственности отношений между Россией и ДНР. Эта история всплыла в опубликованных электронных письмах после взлома МГБ. В письмах речь шла о злоключениях двух бывших журналистов агентства Дони, Дэвида Симпсона и Лорана Браяра.

Дэвид Симпсон, бывший агент ЦРУ, специалист по российской военной промышленности, приехал в Донецк в декабре 2015 года и уже в январе влился в ряды Дони, тогда еще частной коммерческой структуры. Но очень быстро в феврале в отношении него стали появляться некоторые подозрения. МГБ было проинформировано. Он был обвинён в контактах с Романом Манекиным, русским журналистом, интересовавшимся Дони. 6 мая 2015 Симпсон был уволен из агентства за частые контакты с этим журналистом, которого считали агентом ФСБ! Из этого мы можем сделать вывод, что во времена Дони ФСБ боялись больше ЦРУ?

Еще один бывший журналист из Дони Лоран Браяр был допрошен четырьмя офицерами ФСБ 17 февраля 2015 года при пересечении границы России с ДНР. Он жалуется на это в письме МГБ и чтобы не рассказывать о настоящих причинах его задержания и допросе он с легкостью доносит на трех журналистов из агентства новостей «Новороссия сегодня» и еще трех из «Спутника» за их антипутинские взгляды.

 

Если действительно, как говорят западные СМИ, ДНР подчиняется России, почему столько недоверия ФСБ? Может это скорее связано с действиями, идущими вразрез с национальной безопасностью России?

Эти два примера показывают, как на Западе ошибочно полагают, что выполнение Минских соглашений-2 зависит только от доброй воли России. Несмотря на то, что ДНР и ЛНР зависят от экономической помощи Москвы, тем не менее, они являются двумя независимыми республиками. Что должна делать Москва? Перестать делать работу за бессильную Украину и оставить 3 миллиона человек без еды, отопления, социальной защиты и образования?

В следующей статье о преградах реализации минских соглашений на национальном уровне пойдет речь о политических и экономических причинах, которые толкают Киев на то, чтобы оставить в тупике ситуацию на востоке страны. А также последствия для внутренней политики России. Что позволит задаться вопросом: кто эти российские граждане, которые продолжают вовлекаться в украинский кризис?

Источник: inosmi.ru

Читайте также:

Оставить ответ

*